Лента новостей

"Наших детей, если честно, не надо веселить" – размышления выпускницы детдома Семея

"Наших детей, если честно, не надо веселить" – размышления выпускницы детдома Семея

День защиты детей – день, в который особое внимание уделяют детям. Но больше всего эта защита нужна тем, чья судьба сложилась не так удачно, как у других, детям, которые больше всего нуждаются в родительской ласке. Выпускница детского дома Семея Айгуль Рахиянова поделилась с Arnapress.kz некоторыми моментами ее нелегкого детства и нынешней жизни.

Айгуль работает на железнодорожной станции "Семей" товарным кассиром. В 2012 году она выпустилась из детского дома. По ее словам, это непростой момент в жизни. Это ощущается так, как будто на шаг остаешься на улице, потому что нет жилья, работы и денег, неоткуда ждать помощи. Когда человек выходит из детского дома, приходит осознание, что он один и рядом никого нет. По словам Айгуль, покинув стены детдома, она стала смотреть на жизнь реалистичнее.

Выпускница уже 12 лет стоит в очереди на жилье. Причем отмечает, что очередь движется очень медленно.

– Я хотела бы очень приобрести жилье, выйти замуж, создать семью – это для меня очень важно. Ты-то понимаешь особенно, что нет семьи – ты одна, рядом никого нет. Поэтому с таким настроем хочешь создать семью. Чтобы завтра не было таких проблем, как у меня, чтобы дети не оставались одни. Дело не в деньгах далеко, просто дело в самом сердце, в душе, потому что мы-то дети очень ранимые, по сути. Да, мы сильные, да, мы упертые, как быки, мы где-то целеустремленные, но за этим всем скрывается очень большая ранимость.

– Айгуль, скажите, о чем вы мечтали, когда жили в детском доме?

– Я хотела быть учителем по танцам, хотела быть журналисткой. Но обстоятельства совсем иные, как говорится. И я не смогла этого добиться. Но я не отчаиваюсь, я знаю, все, что не делается, это только к лучшему. И как говорится, мечты не сбываются иногда только к лучшему. С такой позицией сейчас я смотрю на жизнь.

– Что помешало вам продолжить заниматься танцами?

– Я вообще занималась сама по себе хореографией еще с детства. Я "девушка-бандитка", и танцы выходили чисто хип-хоп, тектоник. Очень хорошо такие танцы танцую. Но народные танцы мне сложно даются. И эта мысль быстро улетучилась.

В детском доме девушка была активисткой, ходила на танцы, пение. А на занятиях в кружке домоводства даже сшила себе платье своей мечты. С 8 до 11 класса Айгуль посещала кружок журналистики. Как вспоминает сама девушка, она нашла себя там, потому что ей нравилось писать статьи, фотографировать, брать интервью у людей из разных сфер. И это вдохновляло ее. Она думала, что станет журналистом, даже пробовала сдавать экзамены, но ей не хватило баллов. Из-за этого пришлось поступить в педколледж на учителя труда и технологии.

 

Она любила петь, потому что это ее успокаивало, приглушало боль. И даже сейчас Айгуль остается такой же активной.

– Я была очень активной, я везде выступала, сколько помню себя. Я даже сейчас на железной дороге стараюсь везде выступать, занимать призовые места. Позиция такая – нельзя сидеть на месте.

– А как вы оказались в детском доме?

– Я не знаю, правда или неправда. Просто мама меня бросила и оставила меня в роддоме. Меня отправили в дом малютки, потом в 3-й детский дом, потом по истечении 12 лет в 8-й детский дом. Там была до 18 лет, и потом я выпустилась.

По словам Айгуль, после выпуска ей все время приписывали статус: сирота – значит плохая. Она вспоминает случай: когда училась в педколледже на первом курсе, у ее одногруппницы пропали деньги. И первым делом в этом обвинили Айгуль. Хотя деньги эти она не брала, но ее эта ситуация задела.

– Я знаю себя, что я на это не пойду. Ну, нас так учили воспитатели: воровать нельзя, нельзя брать чужое, нужно спрашивать. С такой позицией всегда ходим. А когда нам говорят, ты своровала, ссылаются на статус. Они не знают меня как личность, как человека, что я вообще не такая. Просто статус решает и все. Потом, когда я уже доказала свою невиновность, ко мне сразу все повернулись, а так мне никто не верил.

– По-вашему, когда обвинявшие вас узнали о вашей невиновности, было ли им стыдно за такие слова?

– Мне кажется, вряд ли. Стереотипы этих людей таковы, их не поменяешь. Может, сейчас поменяли, потому что они видят меня, общаются, ходят рядом со мной, видят, какая я без родителей. Если не лучше других детей, если не лучше их. Поменять их мышление очень тяжело, потому что если где-то будет подвох, они сразу будут думать: "А, она же детдомовская!"

Айгуль призналась, что с годами она уже привыкла к таким словам и спокойно реагирует на них. Справляться с такими нападками ей помогают положительные эмоции. Она поделилась одним из самых счастливых воспоминаний из детства.

– Какой у вас был самый запоминающийся День защиты детей?

– 2011 год или 2010, точно насчет года не помню, но я помню, я участвовала в конкурсе по пению, где мы должны были показывать свои способности, артистичность. Я помню, я пела, и выиграла номинацию "Самая артистичная конкурсантка". Именно это первое июня мне очень сильно запомнилось. На тот момент я получила, кажется, самый большой подарок. Разве для ребенка это не большое счастье? Получить подарок, большой, тем более.

– А как вы считаете, каким образом можно порадовать детей в этот праздник сейчас, в условиях ограничений, когда нельзя сводить их на батуты и карусели?

– Наших детей особо, если честно, не надо веселить. Просто им надо теплоты дать, дать внимания, время надо потратить на детей, потому что они нуждаются во внимании. Хотя они не показывают, но по факту это так.

По своему опыту Айгуль говорит, что все дети хотят показаться сильными, но в душе они очень ранимые и нуждаются во внимании, заботе и ласке.

Бакыт ДЮСЕКЕНОВА

Фото: Arnapress.kz, из личного архива Айгуль Рахияновой 

Вернуться
Просмотров (1859)