понедельник, 16.12.2019
USD/KZT — 319.19EUR/KZT — 339.01RUR/KZT — 5.5
Общество

Добиться гуманного снижения числа бродячих собак не могут даже депутаты – ветслужба Семея

пятница, 01.11.2019
Добиться гуманного снижения числа бродячих собак не могут даже депутаты – ветслужба Семея

На улицах Семея можно встретить большое количество бездомных животных. Лишь малой части из них посчастливится найти дом и любящих хозяев. Большинство же ожидает горькая участь – смерть от голода, холода или встреча с бригадой отлова. Как проблема бродячих животных решается в Семее и планируют ли у нас когда-нибудь обратиться к гуманным методам регулирования их численности – на эти и другие темы корреспондент Arnapress.kz побеседовал с заместителем руководителя городского отдела ветеринарии Слямгазы Мукияновым.

– Слямгазы Нуртазанович, расскажите, чем может грозить населению бесконтрольное увеличение численности бездомных животных?

– Тем, что собаки могут приносить физический ущерб, укусы, также они могут являться источником различных инфекционных, инвазионных заболеваний. Случаи бешенства распространены, как собаки могут быть (источником. - Прим. автора), так и кошки. И также распространение паразитарных, кожных заболеваний.

– А можете ли Вы привести какие-то конкретные примеры, сколько было случаев за этот год нападения собак на людей или заражения от животных?

– Количество случаев с укусами не могу сказать, этим у нас медицинская организация занимается. У нас постоянная взаимосвязь с медицинскими организациями. К ним обращаются люди, что соседская или неизвестная собака сделала укус. Медицинское учреждение созванивается с нами. Мы тот район обследуем, приходим к пострадавшему, чтобы он указал, какая собака укусила. Когда мы уже точно знаем, то мы со своей стороны проводим наблюдение собаки на признаки бешенства в течение десяти дней. Если собака не вакцинирована, то после десятидневного наблюдения, если признаков нет, мы ее вакцинируем.

– Если человек пожаловался, что соседская собака укусила, то ее не отлавливают и не отстреливают сразу, а разбираются в этом деле? Проверяют ли как-то, эта ли собака укусила на самом деле?

– Мы выезжаем, у пострадавшего спрашиваем, знает ли он. Редко обращаются люди с укусами от бродячих собак без владельцев. Многие обращаются, что пошли в гости, ребенок собаку увидел, она поцарапала или укусила. Собаки же на посторонних реагируют. Бывает, собака поцарапает или огрызнется, но сильных случаев нанесения вреда человеку не было.

– А часто ли встречаются у нас в городе случаи, когда, наоборот, человек жестоко обращается с животными?

– Часто или нет, но на моей практике такого я еще не видел. Случается, когда мы видим, что собаке нанесли вред от человека, она бродит, приходится ее отлавливать и уничтожать.

– То есть человек в этом случае вообще остается безнаказанным?

– Если известен человек, то он будет отвечать по закону. Есть специальные утвержденные правила содержания и выгула собак и кошек в населенных пунктах, утвержденные областным маслихатом, где есть статья, что владельцы несут ответственность за своих питомцев, там жестокое обращение не допускается с собаками.

– Это Вы говорите, что владельцы несут ответственность. А если это было бродячее животное и есть конкретный человек, который совершил это деяние, он будет привлечен к ответственности в таком случае?

– К нему согласно законодательству будут применяться меры, если известно. Но таких фактов еще у нас не было.

Почему-то чиновник не упомянул о тех случаях по-настоящему зверского обращения с животными, которые произошли не так давно. Нашумевший случай о жестокой расправе над маленьким щенком из городского приюта для животных в октябре 2017 года обсуждался даже на уровне республиканских СМИ, однако дело просто было закрыто за недостаточностью улик.

– А какая ответственность предусмотрена в стране за жестокое обращение с животными?

– По закону есть в административном кодексе, но какую ответственность несут, я не знаю. Наша задача – это профилактические и диагностические мероприятия против распространения инфекционных заболеваний.

– Каким образом осуществляется отлов и дальнейшее уничтожение бродячих животных?

– У нас по городу отлов производится применением медикаментозных препаратов, которые разрешены в Республике Казахстан, усыплением и в дальнейшем уничтожением на скотомогильниках.

– Для выезда бригады должно поступить обращение или на каком основании это происходит?

– Большинство случаев у нас проходят по обращениям физических и юридических лиц города. Но по мере работы бывает, если бродячая собака ходит, при выезде вынуждены ее тоже отлавливать и уничтожать.

– Вы сказали, что усыпление производится применением препарата, но чтобы его применить к той же собаке, которая может как-то огрызаться, чтобы поставить этот укол, предварительно животное приходится как-то обездвиживать?  

– Есть специальное орудие, которое применяют для препаратов. Если это лекарство попадает в организм бродячей собаки, она усыпляется.

– Есть ли какие-то правила для бригады отлова, что нельзя делать этого при людях или на глазах у детей?

– Люди, которе работают с отловом собак, осведомлены. Они же не будут при людях, при народе. Бывают у нас заявки с территорий детских садов, школ, но они же не будут при детях. Они стараются выбрать такое место, где нет людей и детей.

– Насколько такой метод является безболезненным для животного?

– Лекарство, которое разрешено у нас, называется "Адилин". Буквально в течение 20-30 секунд, как оно попадает в организм, животное умертвляется. Мучительной смерти не будет.

– А какое животное приравнивается к бродячему? Достаточно просто ходить без ошейника и без хозяина по улице, или есть какие-то критерии?

– Мы придерживаемся правил уничтожения бродячих собак и кошек по Восточно-Казахстанской области. Здесь пятым пунктом написано: "Собаки и кошки, находящиеся в общественных местах общего пользования, улицах, дворовых территориях, парках, скверах и других местах без сопровождающих лиц, кроме оставленных владельцами на привязи, считаются бродячими и подлежат отлову и уничтожению".

– А если на животном будет ошейник, но оно будет находиться без хозяина, оно тоже будет подлежать отлову?

– Ну а, может, она полгода уже с ошейником ходит. Она должна быть на привязи.

– Если, образно говоря, оно только минут пятнадцать назад сбежало из дома, хозяин не уследил, животное не агрессивно, а люди заметили его и обратились. Будут ли как-то выяснять или сразу его отловят?

– Наши работники выясняют. Если в этом районе собака ходит ухоженная, с ошейником, тогда они расспрашивают соседей. Может, действительно, она сбежала. Но отличить бродячих собак от таких легко.

– В других городах практикуется такой метод, когда отловленное животное помещают в питомник на определенный срок, когда есть возможность выяснить, точно ли оно бродячее, или найти ему нового хозяина. Почему ничего такого не пробуют в нашем городе?

– Есть приюты для временного содержания собак и кошек, но у нас в городе временных приютов нет. У нас по городу работает только общественный фонд "Четыре лапы", но они на добровольных началах. А государственных у нас нет. 

– В планах города нет создания такого питомника?

– В бюджетной квалификации у нас по городу нет такой статьи, чтобы выделяли на временное содержание собак и кошек.

– Какая сумма выделяется по городу на отлов бродячих животных?

– В этом году 14 миллионов было.

– В соседнем Усть-Каменогорске действует пилотный проект, по которому наряду с отловом часть средств из городского бюджета отводится на стерилизацию бродячих животных. Почему в нашем городе не практикуется ничего подобного?

– Пилотный проект все равно себя не оправдывает, с одной стороны. С другой стороны, Усть-Каменогорск является областным центром, мы являемся городом областного значения. У нас в бюджетной квалификации выделения таких финансовых средств нет.

– Этот вопрос может решаться только на уровне государства?

– Той суммы, которая выделяется в усть-Каменогорске, хватает только на 200 голов. 200 голов проблему не решат. Если по городу бродячих собак около 6 000 уничтожают, а 200 голов стерилизуют, это роли не играет. Собак, которых стерилизуют в Усть-Каменогорске, биркуют и отпускают. У них тоже нет питомника. Они же в дальнейшем будут распространителями инфекционных заболеваний.

– Насколько нам известно, по этому проекту волонтеры берут на себя ответственность за определенное животное, прививают его, следят, чтобы оно не заразилось.

– Пожалуйста, если волонтеры возьмут на себя содержание.

– То есть если волонтеры что-то подобное предложат в нашем городе, будет ли готов город тогда поддержать?

– У нас в городе денег для стерилизации бездомных собак нет.

– 20 июля этого года была встреча акима города с представителями общественного фонда "Четыре лапы +", где обсуждался вопрос заключения двустороннего соглашения о том, чтобы животные с бирками от приюта не отлавливались и не отстреливались. Было ли в итоге заключено такое соглашение и работает ли оно?

– Нет, заключения не было. Это инициатива представителей фонда "Четыре лапы". На данный момент среди стай бродячих собак имеются вот эти биркованные собаки. Они ходят стаями. Если ходит стая, она тоже будет вместе с ними ходить по городу, тоже будет являться разносчиком инфекционных и инвазионных заболеваний.

– Этих животных прививают от болезней. Привитое животное тоже может заразиться?

– Эти животные будут давать потомство.

– Мы же с вами говорим о стерилизованных животных с бирками...

– Ну да, потомства не будет. Но если животное будет ходить с теми бродячими собаками, оно будет источником распространения инфекционных болезней. В этом году ее привьют, в следующем году ее повторно надо будет прививать. Она в стае ходит, никто ее не будет ловить и повторно прививать.

– Получается, что заключение этого соглашения – это были просто разговоры?

– Разговоры были, да. Но соглашения не было. При встрече акима еще был спорный вопрос, что на дачном массиве беспокоят собаки (на собак жаловались жители соседствующих с приютом домов и из-за этих жалоб приюту грозило закрытие – Прим. авт.). Представители фонда "Четыре лапы" сдали необходимый пакет документов на выделение земельного участка в районе промбазы. Они будут участвовать в аукционе. И там приоритет, наверное, будет на выделение участка для строительства питомника для бездомных собак общественным фондом "Четыре лапы". Аукцион будет проходить где-то к 20 ноября.

– Как в городе обстоит ситуация с бродячими животными и каким образом это все фиксируется?

– У нас сейчас по городу отловом и уничтожением занимается КГП "Ветеринарная служба города Семей". На сегодняшний день за 10 месяцев по городу у нас отловлено и уничтожено 5516 бродячих животных, всего из них 4890 голов собак и 629 голов кошек.

– В каких районах города чаще всего встречаются такие животные?

– Чаще всего бездомные собаки у нас в районах дачных массивов Восточный, Восход, Бобровка, Нахаловка. А на кошек у нас мало обращаются. Большинство около благоустроенных домов, в подвалах.

Число бродячих животных особенно возрастает к осени. Это связано с тем, что многие люди, взявшие на лето собаку для охраны своих дач, после закрытия сезона не забирают животное с собой, а оставляют на улице. Также нередко собак в целях охраны заводят на территориях предприятий и стройплощадок. За их передвижениями никто особо не следит. Местные жители пишут жалобы, но чаще всего сотрудникам ветслужбы попросту не удается попасть на территорию производственных объектов – не пускают. А ответственности за животных брать на себя, как всегда, никто не хочет.

– Действующий сегодня способ регулирования численности бездомных животных можно назвать эффективным? Наблюдается ли какое-то снижение численности из года в год?

– У нас фиксируется только по количеству отловленных и уничтоженных собак. Затраты идут на содержание трех бригад, приобретение ветрепаратов. У нас много бездомных собак, идет биологический процесс, они дают потомство. Это никак не остановишь. Я же не могу стерилизовать весь город бездомных собак.

– Значит ли это, что все сказанное когда-то на официальных встречах, где обещают рассмотреть поддержку гуманного метода регулирования, так и остается на уровне разговоров?

– Мы хотим, но мы против закона не можем пойти. Это планирование на уровне бюджетного кодекса Республики Казахстан.

– Последний вопрос. Вот как человек, как Вы сами считаете, можно ли назвать такой метод гуманным?

– Не только у нас по городу, но и по республике альтернативы, кроме методов отлова и уничтожения, я не вижу. Если государство примет законодательно, что надо вот так делать, будут выделяться финансовые средства, то почему бы не делать. Я читал материалы четырех областей, даже депутаты мажилиса не могут законно сделать это по республике.

В ходе беседы был озвучен один момент, в котором мнения зоозащитников и представителей ветотдела, пожалуй, могли бы сойтись: в том, что животные становятся бездомными, виноваты сами люди, которые не хотят ответственности и бросают своих питомцев. И необходимость ужесточения законодательства в этом плане очевидна.

Как вариант заместитель руководителя ветеринарного отдела предположил, что если бы регистрировалось каждое взятое кем-то под опеку животное и в дальнейшем это все  отслеживалось, то, возможно, люди бы стали более ответственными за тех, кого приручили. Вот только до братьев наших меньших пока в стране почему-то никому особого дела нет и ужесточать законодательство, по всей видимости, не собираются. 

Екатерина БОБКО

Фото автора

Общество

Страницы:
111111